ЦЕЛЬ – ПОЛНАЯ ПЕРЕРАБОТКА ДРЕВЕСИНЫ

Напомним, 16 августа в Нюксенице прошла встреча чиновников и бизнесменов восточных районов в формате Клуба инвестиционных дискуссий. Во встрече также участвовали: заместитель губернатора области Виталий Тушинов, начальник департамента экономического развития Евгений Меньшиков, заместитель начальника департамента лесного комплекса Дмитрий Верещагин, представители областного Инвестиционногоагентства, Центра координации поддержки экспортноориентированных субъектов
малого и среднего предпринимательства, Фонда ресурсной поддержки области и банка «Открытие».

Главной темой дискуссии стали вопросы развития лесопромышленного комплекса на востоке Вологодчины, поиска новой сырьевой базы и поиска новых партнеров для сбыта круглого леса, вопросы лесовосстановления.
…К этой заметке можно было подойти формально и написать так: «В Нюксенице побывал Виталий Тушинов и ответил на вопросы бизнесменов». Или так: «В рамках встречи с Виталием Тушиновым лесопромышленники восточных районов раскритиковали сложившуюся в лесной отрасли ситуацию и призвали представителей региональной власти к ответу». Информацию можно подать по-разному. Обыватели, прочитав, усмехнутся:
«Кто там шумит и критикует? Предприниматели? У них денег много! Не жизнь,
а малина!». Но что там на самом деле? О чем болит голова у лесозаготовителей? Чем взволнованы главы муниципалитетов восточных районов?
И почему мелкий и средний местный бизнес местная же власть называет социально
ответственным?
— Давно назрел разговор, который сегодня состоится.
Нам с департаментом экономического развития и лесного комплекса предстоит
обсудить важные вопросы, — начал встречу замгубернатора Виталий Тушинов.
Вопросы, действительно, были важные. Говоря коротко и наиболее понятно для читателей, предпринимателям, занимающимся заготовкой леса, в этом году
обыватели завидуют зря. Им совсем не сладко, а если нет лесов в аренде, особенно плохо.
Это чаще мелкие предприниматели, нередко единственные работодатели в
небольших населенных пунктах, так сказать, последние могикане, у кого нет
средств не то что на объемную лесопереработку, а даже на покупку и содержание
простейшей ленточной пилорамы. Часто они имеют минимальные участки лесоаренды либо не имеют их вообще и вынуждены покупать участки для рубки леса с аукциона или у других
арендаторов. Такие аукционы для предпринимателей в восточных районах Вологодчины проводятся крайне редко и скупо, так как свободных лесов практически нет. Выходом становится субаренда, но и тут сложно рассуждать о перспективах:
арендатор – сам себе хозяин, может участок для рубки не
продать или в любой момент увеличить цену. Но главное даже не поиск сырья, а
сбыт заготовленного круглого леса (пилорам у мелких
частников нет). Со сбытом еще зимой, если не ошибаюсь, наметились проблемы.
Крупные заводы, особенно принимающие «листву» (лиственные породы деревьев),
затоварились сырьем и, считая собственные денежки, начали снижать закупочные цены, а то и вовсе перестали принимать сырье от удаленных (с точки зрения
транспортной доступности) партнеров.

Часть лесозаготовителей восточных районов Вологодчины приняла решение уменьшить объемы заготовки круглого леса или даже вынужденно приостановила свою деятельность. Во многом схожие проблемы появились в этом году также у средних и крупных представителей лесного бизнеса, в том числе имеющих лесоперерабатывающие предприятия. Тех, у кого мало делянок, волнует поисксырья для работы собственных пилорам и станков. Их варианты: выход на аукционы или получение субаренды с последующей заготовкой леса либо закупка круглого леса у других предпринимателей. Чем больше объемы деревообработки, тем больше требуется сырья. Для переработчиков самый ходовой материал – «хвоя», то есть
сосна и ель. Цены на доски, брус, рейки и прочий погонаж пока приемлемые, спрос
есть. Лиственные же породы деревьев обычно сбываются в непереработанном виде – кругляком, опять же туда, куда сейчас не принимают или принимают со скрипом. Поэтому на встрече с областными чиновниками лесозаготовители и лесопереработчики восточных районов поднимали несколько вопросов: где взять участки длярубки леса? куда сбывать заготовленный лес? где купить необходимый объем хвойного сырья? может ли региональная власть повлиять на сложившуюся ситуацию, помочь мелким предпринимателям или хотя бы сказать, когда закончится кризис в лесной отрасли? есть ли перспективы у мелкого лесного
бизнеса в деревнях?

Отвечая на вопрос о приобретении сырья для переработки, Виталий Тушинов Америки не открыл: те же аукционы, те же субаренды. Из нового разве что создание лесной биржи, этакого места складирования, куда
бы могло сгружаться необходимое для местных переработчиков сырье (привозимое
откуда-либо или заготовленное в своем районе). Лесная биржа, возможно, могла бы
стать и неким перевалочным центром для древесины
лиственных пород. Но для создания биржи предпринимателям нужно скооперироваться… Быть может, первопроходцами здесь станут тарножане: они долго обсуждали этот вопрос на встрече с Виталием Тушиновым.
Как пояснил Дмитрий Верещагин, кризисная ситуация назревала давно. С точки зрения экономики все просто: в 2016 году лето было сырое, зима теплая, рубить лес было невозможно по погодным условиям, и заводы (не имея запаса сырья) работали «с колес». Позже заводы приобрели столько сырья, чтобы его хватило как на переработку, так и на создание «подушки безопасности», то есть закупили
гораздо больше, чем требовалось. Лесозаготовители, видя неслыханный спрос, стали наращивать объемы заготовки, приобретать технику, развивать производственные мощности. В 2018 году был достигнут исторический максимум объемов заготовки леса — 17,7 млн. кубометров (к слову, предыдущий рекорд был установлен в 1947-48 годах), из которых 2,5 млн. кубометров были спровоцированы сырьевым голодом перерабатывающих предприятий. И тут настал 2019 год, когда заводам оказалось достаточно привычного объема сырья (переработка идет, запасы есть), а лесозаготовители готовы предложить его гораздо больше. Банальная взаимосвязь спроса и предложения.
Отразились эхом и хрупкость внешнеэкономических торговых связей, санкции ряда государств и прочие политические вещи, из-за которых заводы потеряли часть рынка сбыта и затоварились готовой продукцией.
Да еще пошли разговоры, что крупные перерабатывающие предприятия, не желая
зависеть от предпринимателей-поставщиков, решили нарастить объемы самостоятельной заготовки круглого леса. Разве могли местные предприниматели в такой ситуации чувствовать себя защищенными и думать о развитии предприятий? Финансово-экономическое положение ухудшилось: у кого техника в лизинге, у кого из-за вынужденных простоев работники разбегаются, у кого заготовленный лес
портится. Заволновались и главы сельских поселений: у многих лесные бизнесмены
– единственные работодатели для населения, меценаты малокомплектных школ и
детских садов, первые помощники в благоустройстве деревень.
По данным правительства области, на Вологодчине средние цены на лесоматериалы в 2019 году упали почти в полтора раза — до уровня 2017 года. При этом цены на хвойный пиловочник снизились до уровня цен на фанерный кряж.
Поэтому главной задачей на ближайшую перспективу для предпринимателей Дмитрий Верещагин назвал переход на 100% переработку древесины. Как наиболее важные проекты для восточных районов он выделил создание предприятий: по производству плитных материалов (OSB, ДСП, МДФ), по химико-технологической переработке хвойной и лиственной древесины с получением химико-термомеханической массы, по производству биотоплива (пеллеты, брикеты).
— В настоящее время доля переработки заготовленной древесины на территории
области составляет 75%, за пределы области в основном вывозится низкосортная, балансная древесина, — подчеркнул Дмитрий Верещагин. — С начала 2019 года крупные потребители древесины, в том числе соседних областей, в несколько раз снизили объемы закупок сырья и закупочные цены, даже в рамках существующих долгосрочных контрактов. Особенно остро стоит вопрос в восточных районах области. В целях стабилизации ситуации в адрес крупных потребителей, в том числе и филиала «Группы Илим» в Коряжме, были подготовлены обращения правительства области с тем, чтобы рассмотреть возможность сохранения объемов потребления баланса древесины из Вологодской области на уровне 2017-2018 годов.
Надежда Теребова

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *